На главнуюСвязатьсяПОЛИГРАФИЧЕСКАЯ БИБЛИОТЕКА ШАРИФУЛЛИНА МАРСЕЛЯ. СПРАВОЧНАЯ ИНФОРМАЦИЯ, ТЕХНОЛОГИИ, СТАТЬИ.

Главная : Тюрьма :

Суд в гражданском процессе посчитал что я все-же нанес вред МГУ в сумме 2.4 млн.руб. Решение обжаловано.

Ну вот и закончились постоянно переносимые заседания Зюзинского райсуда г. Москвы по гражданскому иску МГУ против меня. Судья Игнатьева Е.Ю. семь раз откладывала процесс из-за отсутствия у истцов веских обоснований, открыто намекая юристу МГУ Мартя А. Н. о невозможности удовлетворить иск в первоначальном виде и игнорируя протесты адвоката в необъективности. В итоге, не дождавшись никаких новых аргументов от МГУ,  она вынесла вердикт о взыскания с меня 2.4 млн. руб. за якобы нанесенный ущерб МГУ им. М.В. Ломоносова в 2007-2009 годах, в бытность мою директором ее типографией, по принципу преюдиции (на основании приговора Никулинского райсуда г. Москвы от 28.08. 2012 г., согласно которому я был осужден по ст. 159 ч.4). Таким образом, если четыре года назад судья Бобков А.В. под давлением МГУ не утруждая себя поиском экспертных доказательств признал меня виновным в якобы «корыстном хищении денег», то сейчас его коллега Игнатьева Е.Ю. одобрила иск МГУ и тем самым экономически подтвердила факт "преступления" только на основе того, что я был осужден тогда. Вот такой вот замкнутый круг российского правосудия, который невозможно разорвать.
К слову сказать, первоначальный иск МГУ ко мне составлял вообще 77 млн рублей, и включал в себя сумму, равную всему ОБОРОТУ коммерческого р/с типографии за все два года его существования. Слава богу, благоразумию судьи хватило чтобы не посчитать поступившие извне и потраченные на функционирование типографии МГУ (закупку материалов для печати, оснащение типографии и зарплату персонала) средства, как ущерб причиненный мной МГУ им. М.В. Ломоносова. Возможно также было учтено, что Президиум Мосгорсуда в 2013 году, в ответ на нашу надзорную жалобу признал, что я ущерба МГУ не причинял. Тем не менее, видимо желая сохранить лояльность важному истцу, судья Игнатьева все же назначила мне огромный штраф.
Цифра 2.4 млн. руб. взялась из моего обвинения по ст.159 ч.4 - столько было переведено на счета посторонних фирм с р/с типографии в декабре 2009 г. за не оказанные теми услуги. В реальности, всем в типографии МГУ было известно, что эти средства пошли на выплату ноябрьской з/п сотрудникам. Бухгалтера и другие сотрудники типографии МГУ объясняли еще на первом суде, что это была единственная возможность снять деньги с казначейского счета, так как спущенный центральной бухгалтерией МГУ годовой лимит ФОТ типографии исчерпался еще в сентябре, и что з/п реально выплачивались всем сотрудникам типографии до конца года. Судья Бобков А.В. тогда эти показания проигнорировал и даже «забыл» внести их в протоколы заседаний суда. Ходатайства защиты об истребовании из МГУ полной выписки с казначейского р/с типографии МГУ (исключенной следователями Никулинского МСО ЮЗАО ГСУ СКР по г. Москве из моего уголовного дела), также были отклонены без всяких объяснений. Видимо судья не хотел приобщать к суду главного бухгалтера МГУ Мазину Г.Л. и начальника планового-финансового Управления МГУ Савицкую Г.А., составлявших смету и контролировавших финансовую деятельность типографии МГУ без единого замечания вплоть до моего увольнения.
Сурово наказавших меня судей совершенно не интересовало существо дела. Что при мне типография работала как самоокупаемое хозрасчетное подразделение, может быть единственное такое в структуре Московского университета. Что 2007-2009 годы был единственным периодом за последние 40 лет, когда типография развивалась, а не деградировала и разворовывалась. Что нам практически удалось восстановить ее с отметки ниже нуля до образцовых показателей (см. презентацию на ее сайте www.mgu-print.ru). Что за счет самостоятельно заработанных на открытом рынке средств типография преумножила свою материальную базу на миллионы рублей, изготовила и отгрузило подразделениям МГУ печатную продукцию без оплаты на 15 млн. руб., обеспечивала достойной зарплатой 120 своих сотрудников. На момент моего увольнения в феврале 2010 года, типография имела имущество более чем на 100 млн. руб., из которых только 2/3 было закуплено на бюджетные средства, и стабильно выполняла в среднем по 420 заказов стоимостью 6 млн. руб. в месяц. Что она выйдя на положительную рентабельность к середине 2009 г. быстро гасила долги, сделанные во время стартового периода и во время кризиса 2008 года, что имела активы значительно превышающие все ее текущие задолженности.
И что проблемы типографии МГУ начались только с моим увольнением и назначением на пост директора типографии МГУ Егорова С.Ю и впоследствии Попова И.В. (ставших главными моими обвинителями). Преемники умудрились за короткое время сделать типографию убыточной и крепко посадить ее на бюджетное финансирование, теряя до 10 млн. руб. государственных средств ежегодно в течении последующих 5 лет. Они довели типографское дело в МГУ до такого хаоса, что в итоге ректор Садовничий В.А. в этом году был вынужден закрыть историческую российскую типографию, открытую 260 лет назад самими М.В. Ломоносовым, графом Шуваловым И.В. и царицей Елизаветой.
 Конечно, как и любой человек, занимавшийся предпринимательской деятельностью (а именно такой, согласно ее Положению, была форма деятельности типографии МГУ), я не безгрешен. В погоне за реальным развитием типографии, был упущен из внимания надлежащий  документооборот. Главной своей ошибкой я считаю неправильный выбор и отсутствие контроля над действиями главного бухгалтера типографии Павловой Н.В., которая не только завалила финансовую и кадровую документацию, но и вероятно была не чиста на руку. Но даже если Павлова Н.В. и воровала деньги из типографской кассы, то пострадавшим от этого является коллектив типографии, включая и меня, а никак не МГУ им. М.В.Ломоносова, не потратившее ни копейки на сотрудников и деятельность типографии в 2007-09 годах, а, наоборот, всячески препятствующей становлению своего подразделения:  3 месяца не регистрировавшее уже работающее хозрасчетное подразделение, 5 месяцев не оформляющее его сотрудников в штат, 8 месяцев не открывающей казначейский расчетный счет, годами не оплачивающий полученную печальную продукцию и т.п. (см. «мемуары» на сайте www.marsel.ru).
По непонятным причинам мои следователи и обвинители из МГУ отозвали все свои претензии против Павловой Н.В., сменили ей статус на свидетеля и отредактировали материалы дела таким образом, чтобы сделать меня (в действительности не занимавшимся финансовыми вопросами) единственным виновным в вышеупомянутом переводе средств в 2009 году.
МГУ считает недостаточным мне наказанием 4-х летний тюремный срок за преступление, которое я не совершал, и решил еще усугубить страдания моей семьи (оставшейся без единственного кормильца), еще и несправедливым штрафом.
 Можно понять истинные цели моих обвинителей, вытеснивших меня из типографии: Егоров С.Ю. из скромного помощника проректора превратился в начальника  Управления Программой развития Московского университета , занимающегося распределением потока государственных вливаний в МГУ в 2009-2014 годах (более 70 млрд.руб.), его бывший однокашник по биофаку Попов И.В. из рядового бухгалтера-консультанта последовательно стал директором типографии, Издательства МГУ, а после их недавней ликвидации, и Издательского дома МГУ. Понятно, что им надо на кого-то свалить свою бездарную деятельность.  Но мотивы ректора Садовничего В.А. - продолжающего поддерживать тех, кто довел историческую типографию до закрытия, незаконно уволил профессиональный персонал (включая десятки  инвалидов и ветеранов труда, отдавших МГУ по 30-40 лет своей жизни), разбазарил имущество подразделения, и несправедливо наказывать человека, самоотверженно пытающегося  восстановить типографию, работавшего по 12 часов в день, без выходных и отпусков, отдавшего типографии МГУ не только свои силы, но и личные сбережения -  постичь не возможно.
Если такие события происходят в главном российском вузе, в том числе и по экономическому образованию, то что можно говорить об отношения к инициативным сотрудникам в других научных и образовательных заведений России?
Постановление Зюзинсклго райсуда г. Москвы будет обжаловано, но гарантий, что правосудие будет восстановлено мало.

 


 Обращение в ОНФ МГУ продолжает преследование бывшего директора «Типографии МГУ» Марселя Шарифуллина 
Автоматизированная Система Управления Полиграфическим Предприятием

· тюрьма · мемуары · новости · статьи · справочная информация · полиграфические книги · нормативы, законы · полезные ссылки · форумы · о сайте и мне ·



Copyright © 1999—2017 Марсель Шарифуллин