На главнуюСвязатьсяПОЛИГРАФИЧЕСКАЯ БИБЛИОТЕКА ШАРИФУЛЛИНА МАРСЕЛЯ. СПРАВОЧНАЯ ИНФОРМАЦИЯ, ТЕХНОЛОГИИ, СТАТЬИ.

Главная : Тюрьма :

Кассационная жалоба

В судебную коллегию по уголовным делам Московского городского суда
 
От адвоката Иванова Владимира Владимировича
123242, г. Москва, ул. Дружинниковская, д. 15, к. 201
Московская межтерриториальная КА
Тел. раб.: 287-04-76
Тел. моб. : 8-916-693-21-87
 
В защиту интересов подсудимого
Шарифуллина Марселя Марсовича, 20.04.1967г.р.,
находящегося в ИЗ 77/3 г. Москвы
 
КАССАЦИОННАЯ ЖАЛОБА.
 
на приговор Никулинского районного суда г. Москвы от 28 мая 2012г., судья Бобков А.В.
в отношении Шарифуллина Марселя Марсовича, признанного виновным в совершении преступлений, предусмотренных ч.3 ст.285, ч.4 ст.159 УК РФ с окончательно назначенным ему наказанием в виде лишения свободы сроком на пять лет с применением ч. 3 ст. 69 УК РФ, с лишением права занимать должности в государственных органах, связанные с организационно-распорядительной деятельностью на срок 2 (два) года, с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.
 
Этим же приговором суда заявленный по делу гражданский иск удовлетворен частично, на сумму 75 026 491 рубль 55 копеек.
 
Данный приговор считаю незаконным и необоснованным и подлежащим изменению по следующим основаниям: несоответствие выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела, неправильное применение уголовного закона и несправедливость приговора.
 
1. Суд квалифицировал действия Шарифуллина М.М. по ч.3 ст.285 УК РФ, как злоупотребление должностными полномочиями, совершенное из корыстной заинтересованности, повлекшее существенное нарушение прав и законных интересов организации, повлекшее тяжкие последствия. К тяжким последствиям судом отнесено причинение значительного материального ущерба на сумму в 75 026 491рубль 55коп.
1.1. Как в ходе предварительного расследования, так и в судебном следствии не представлено ни одного доказательства, подтверждающего, что Шарифуллин М.М. действовал из корыстной заинтересованности. Приведенные в приговоре суда факты, якобы свидетельствующие о корыстной заинтересованности подсудимого, не соответствуют фактическим обстоятельствам дела и не подтверждаются показаниями свидетелей.
Так, приведенный судом факт, что соучредителем ООО «Ниман-Принт», со счета которого расходовались денежные средства, являлась жена подсудимого, не свидетельствует о том, что она хоть раз имела какое-либо отношение к движению денежных средств по указанному счету. Вопрос о составе учредителей и мотивах создания ООО «Ниман-Принт» был изучен следствием и исследован в суде. В результате установлено, что жена подсудимого - Шарифуллина Г.К. была не осведомлена о деятельности ООО «Ниман-Принт», никогда и никакого участия в хозяйственной деятельности данного общества не принимала.
Вывод суда о том, что о корыстной заинтересованности подсудимого свидетельствуют показания Марченковой Г.В. о том, что в список работников Типографии, получавших неучтенную заработную плату в связи с исполнением заказов, оформлявшихся через ООО «Ниман-Принт», входил Шарифуллин М.М., является не самостоятельным, а навеянным текстом обвинительного заключения. При допросе же в судебном заседании Марченкова Г.В. дала следующие показания в этой части вопроса: она заявила что знает, что за счет ООО «Ниман-Принт» выплачивалась заработная плата работникам типографии МГУ. Эти деньги приносила Павлова Н.В., снимая их со счета ООО «Ниман-Принт».
В суде свидетели подтвердили, что Шарифуллин М.М. значительно увеличил заработную плату всем работникам типографии МГУ, а не только себе. Более того, свидетель Павлова Н.В., Шарифуллина Г.К. в судебном заседании показали, что в начале деятельности типографии МГУ, когда не был открыт казначейский счет, подсудимый Шарифуллин М.М. приносил и отдавал на зарплату работникам свои личные сбережения, благо, что тогда фонд заработной платы еще не был большим. Это свидетельствует не о корыстной заинтересованности подсудимого, а о его бескорыстии.
В Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 16.10.2009г. №19 «О судебной практике по делам о злоупотреблении должностными полномочиями и о превышении должностных полномочий», в п.16 раскрывается понятие корыстной заинтересованности: это «стремление должностного лица путем совершения неправомерных действий получить для себя или других лиц выгоду имущественного характера, не связанную с незаконным безвозмездным обращением имущества в свою пользу или пользу других лиц (например, незаконное получение льгот, кредита, освобождение от каких-либо имущественных затрат, возврата имущества, погашения долга, оплаты услуг, уплаты налогов и т.п.);»
Следовательно, если разделить позицию суда, что о корыстной заинтересованности подсудимого свидетельствует его причастность к расходованию денежных средств со счета ООО «Ниман-Принт» или получение неучтенной заработной платы, то тогда Шарифуллину М.М. должна вменяться не ч.3 ст.285 УК РФ, а ч.3 ст.159 или ч.3 ст.160 УК РФ, что и указано в п.17 вышеприведенного Пленума.
Таким образом, выводы суда, изложенные в приговоре, не подтверждаются доказательствами, рассмотренными в судебном заседании и не соответствуют фактическим обстоятельствам дела.
1.2. Как следует из п.18 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 16.10.2009г. №19 «О судебной практике по делам о злоупотреблении должностными полномочиями и о превышении должностных полномочий», по делам о злоупотреблении должностными полномочиями и о превышении должностных полномочий судам надлежит, наряду с другими обстоятельствами дела, выяснять и указывать в приговоре, какие именно права и законные интересы граждан или организаций либо охраняемые законом интересы общества или государства были нарушены и находится ли причиненный этим правам и интересам вред в причинной связи с допущенным должностным лицом нарушением своих служебных полномочий.
В приговоре не указано, какие именно права и законные интересы МГУ имени М.В. Ломоносова были нарушены и какая причино-следственная связь с допущенным Шарифуллиным М.М. нарушением.
Подсудимый принял типографию, находящуюся в удручающем состоянии, где даже купленное новое оборудование предстояло установить и наладить, с трудовым коллективом, получающим унизительно маленькую зарплату, с отсутствующим, а после открытия, не работающим, по вине сотрудников правового управления МГУ, казначейским счетом. Не Шарифуллин М.М. рвался возглавить эту типографию, а руководство МГУ уговаривало его взяться за восстановление работоспособности типографии при условии полного хозрасчета. В соответствии с п.1.3 Положения о Типографии МГУ им. М.В. Ломоносова, имеющимся в деле, финансирование деятельности типографии МГУ осуществляется из средств, полученных от ведения предпринимательской и иной приносящей доход деятельности типографии МГУ, а также других источников… Со дня вступления Шарифуллина М.М. в должность директора, МГУ не вложил ни копейки в приобретение имущества типографии или выплату зарплаты ее работникам. За два с половиной года работы, Шарифуллин М.М. значительно увеличил состав имущества типографии, поставленного на баланс после инвентаризации, отремонтировал помещения и платил работникам достойную зарплату.
Утверждение суда, что «показания свидетелей защиты Бойко, Козлова, Прокопчука, Пенова, Сенюшкина и Шейхон о том, что за период работы Шарифуллина директором типографии, существенно выросла заработная плата, в типографии проводился ремонт, завезли новые станки и компьютеры и т.д., не могут являться доказательством невиновности Шарифуллина М.М., так как по обстоятельствам предъявленного Шарифуллину обвинения указанные лица ничего пояснить не смогли. Также эти лица не смогли пояснить, из каких средств была увеличена заработная плата, проводился ремонт, закупались станки, компьютеры и т.д.» является не логичным и не согласуется с показаниями свидетелей обвинения, а именно:
аналогичные показаниям свидетелей защиты давали свидетели обвинения Марченкова Г.В., Савельева Ю.Г., Корнеева В.И., Симонова Е.С., подтвердившие факты повышения заработной платы, ремонта, закупки компьютеров и материалов для типографии. При этом в судебном заседании свидетели обвинения Марченкова Г.В., Корнеева В.И., Павлова Н.В. подтвердили, что знают источник денежных средств – это расчетный счет ООО «Ниман-Принт». Доказательством того, что источником развития типографии является ООО «Ниман-Принт», а МГУ не финансировал свою типографию, могла стать выписка с казначейского счета типографии за период работы подсудимого в должности директора. Следствие, имея на руках данную выписку, умышленно не приобщило ее к материалам дела, заявленное в ходе судебного заседания ходатайство защиты о истребовании данной выписки у представителя МГУ судом не было удовлетворено.
Таким образом, абсолютно не ясно, какие права и законные интересы МГУ им. М.В. Ломоносова нарушил подсудимый, если имущество типографии значительно увеличилось, учреждение стало работать на полном самофинансировании и функционирует по сей день. При этом суд, не исследовав все доводы в защиту  подсудимого, не принял во внимание и показания свидетелей обвинения, данные ими более подробно в судебных заседаниях, а удовлетворился показаниями этих свидетелей, данных в ходе предварительного расследования. Тем самым, суд принял явно обвинительный уклон.
 
1.3. Тяжкими последствиями суд признал причинение МГУ значительного материального ущерба на сумму в 75 026 491рубль 55коп. В обоснование этой суммы суд положил:
а) акт ревизии финансово-хозяйственной деятельности и проверки состояния бухгалтерского учета Типографии МГУ им.М.В.Ломоносова от 11.02.2010г., из которого, в частности, следует, что доход ООО «Ниман-Принт» по заказам через Типографию МГУ в период с 23.01.2008г. по 19.01.2010г. составил 75 026 491 рубль 55 коп. (том №1 л.д.166-211).
б) протоколом осмотра документов, в ходе которого была осмотрена расширенная выписка движения денежных средств ООО «НИМАН-ПРИНТ» за период с 21.01.2008 по 25.03.2010, согласно которой за указанный период суммы расходов и доходов ООО «НИМАН-ПРИНТ» равны и составляют 75.026.491 рублей 55 копеек, что говорит о том, что входящий и исходящий остаток по счету равен 0 рублям 0 копейкам. (том №4 л.д.206-208). При этом сама расширенная выписка, указанная в приговоре перед протоколом осмотра, почему-то за период с 21.08.2008 по 25.03.2010.
Других источников появления этой суммы в деле не имеется. Нет никаких юридических или экономических оснований считать эту сумму ущербом, причиненным МГУ - в акте ревизии указан доход ООО «Ниман-Принт» на эту сумму, нет расходной части,  в протоколе осмотра документов, в ходе которого была осмотрена расширенная выписка движения денежных средств ООО «НИМАН-ПРИНТ» указана доходная и расходная часть с исходящим остатком по счету равном 0 рублям, период, за который рассчитывался ущерб в указанных документах разный. При этом Шарифуллин М.М. уволен с должности директора типографии 12.02.2010г. (том 1 л.д.156), а ущерб, если следовать логике следствия и суда, продолжал причинять до 25.03.2010г.
По делу не проведена бухгалтерско-экономическая судебная экспертиза, которая ответила бы на вопрос об ущербе МГУ. Следствие абсолютно произвольно, сознательно желая ухудшить положение подсудимого, указало ущерб в размере 75.026.491 рублей 55 копеек. Ходатайство защиты о вызове в судебное заседание следователя, вменившего указанную сумму, для дачи показаний о наличие у него экономического образования, источника происхождения суммы ущерба, суд не удовлетворил.
При выполнении положений, предусмотренных ст.217 УПК РФ, подсудимым и защитой заявлялось ходатайство о проведении бухгалтерско-экономической судебной экспертизы с обоснованием необходимости ее проведения т.к. при назначении экспертиз по делу обвиняемому не была предоставлена возможность ставить свои вопросы перед экспертом, в том числе и о размере ущерба, экспертом не исследовались и ему не направлялись документы, позволяющие определить наличие ущерба. При повторном выполнении положений, предусмотренных ст.217 УПК РФ, данное ходатайство подсудимым и защитой было поддержано. Однако следствие проигнорировало заявленное ходатайство, а суд, также не обладая экономическими познаниями, согласился с версией следствия.
Проведенными по делу бухгалтерскими судебными экспертизами №1224 и 1225 сумма ущерба не установлена, судя по вопросам эксперту, следователя это абсолютно не интересовало. При этом, в экспертизе №1224 от 19.04.2011 указана сумма поступления денежных средств на счет ООО «Ниман-Принт» в размере 34 607 301руб. 66коп., что никак не может обосновать ущерб, который якобы причинил Шарифуллин М.М.
Сама потерпевшая сторона на протяжении следствия и суда блуждала с вопросом о размере ущерба, причиненного МГУ. В показаниях представителя МГУ Попова И.В., данных им в ходе следствия и легших в основу приговора, заявлялись суммы в размере 1 084 095руб. – выручка от продажи алюминиевых офсетных пластин, 117 000руб. – продажа макулатуры, 2 501 927руб. – необоснованные выплаты неработающим сотрудникам и 2 501 927руб. – необоснованные платежи в адрес ряда организаций. Ни о каких 75.026.491 рублей 55копеек сведений нет. Радостно узнав из обвинительного заключения, что оказывается МГУ причинен ущерб на 75 миллионов, потерпевшая сторона засуетилась и предъявила иск в уголовном процессе к Шарифуллину М.М. и Павловой Н.В. (!) на сумму в 77 535 719 рублей 42коп. Соответственно, с Шарифуллина М.М. просили взыскать 62 968 314руб. 70коп.
По понятным причинам, суд не принял такой иск. Тогда представитель МГУ уточнил иск и предъявил его только Шарифуллину М.М. на сумму в 77 535 719 рублей 42коп.
При этом, из показаний представителя МГУ Попова И.В. в судебном заседании стало известно, что инвентаризация имущества типографии после снятия с должности Шарифуллина М.М., так и не окончена, итогового акта нет.
 
Таким образом, выводы суда, изложенные в приговоре, относительно суммы ущерба, причиненного МГУ, не обоснованы  доказательствами, выводами экспертов, а основаны на мнении следствия и предположениях представителей МГУ. Это существенно повлияло на решение вопроса о квалификации совершенного Шарифуллиным М.М. преступления, суд применил не тот пункт статьи Особенной части УК РФ, который подлежит применению.
На основании изложенной части жалобы, можно сделать вывод, что подсудимый руководствовался не корыстной заинтересованностью, а действовал в иных целях, его деятельность не привела к тяжким последствиям для МГУ. Действия Шарифуллина М.М. следует квалифицировать по ч.1 ст.285 УК РФ, в чем подсудимый и признавал свою вину.
 
2. В приговоре суд установил, что Шарифуллин М.М. совершил  мошенничество группой лиц по предварительному сговору, с использованием своего служебного положения, в крупном и особо крупном размере.
При этом из группы лиц фигурирует только подсудимый, а остальные участники группы якобы следствием не установлены. Это противоречит фактическим обстоятельствам дела, показаниям свидетелей. Так, все свидетели как обвинения, так и защиты, в ходе судебного следствия подтвердили, что Шарифуллин М.М. не разбирался в вопросах ведения бухгалтерии. Всеми финансовыми вопросами и ведением расчетного счета ООО «Ниман-Принт» занималась бухгалтер типографии МГУ Павлова Н.В. Вызывает удивление, что следствие сняло с Павловой Н.В. все подозрения. Таким образом, Шарифуллин М.М. был назначен крайним при расследовании данного уголовного дела, следствие не было заинтересовано в установлении истины.
Обосновывая один из эпизодов вмененного подсудимому мошенничества, следствие и суд установили, что Шарифуллин М.М. «в период времени с 21.12.2009 по 23.12.2009,  в неустановленное следствие время, вступил в преступный сговор с неустановленными следствием лицами,…ввел в заблуждение относительно законности производимых им действий, ссылаясь на несуществующие договорные отношения, главного бухгалтера типографии МГУ имени М.В.Ломоносова Павлову Н.В., неосведомленную о его преступном умысле, и дал ей указание подготовить платежные поручения и перечислить на расчетный счет ООО «Анвеал» с казначейского счета типографии МГУ…»
Данное утверждение не соответствует фактическим обстоятельствам дела и доказательствам т.к. руководство ООО «Анвеал» было следствием установлено и допрошено. Других неустановленных лиц в этом эпизоде нет. С ООО «Анвеал» у типографии МГУ существовали договорные отношения. Шарифуллин М.М. пояснил, а следствием и судом это не опровергнуто, что денежные средства в размере 550 015руб. 82коп. были перечислены на расчетный счет ООО «Анвеал» в качестве зарплаты четырем сотрудникам ООО «Анвеал» за три месяца, т.к. указанные в показаниях подсудимого сотрудники работали, в том числе, и в интересах типографии МГУ. Ряд свидетелей в судебных заседаниях подтвердили наличие таких работников.
Подсудимый и защита очень хотели услышать показания Генерального директора ООО «Анвеал» Виноградова А.А. в судебном заседании, получить ответы на вопрос, относительно перечисленной на счет ООО «Анвеал» суммы, но суд формально отнесся к обеспечению явки свидетеля обвинения Виноградова А.А., отказал в удовлетворении заявленного ходатайства о повторном его вызове. Тем самым лишил подсудимого реальной возможности доказать, что деньги, перечисленные на счет ООО «Анвеал» он не похищал.
 
3. По эпизодам перечисления денежных средств на расчетный счет ООО «Канцпоставка» и ООО «ГлавСнабСбыт», Шарифуллин М.М. пояснил, что эти деньги были обналичены и выданы работникам на зарплату, когда в конце 2009г. возникли проблемы с ее своевременной выплатой. Абсолютно все свидетели, допрошенные в суде, подтвердили, что зарплата, хоть и с задержкой, но была выплачена. При этом ни с казначейского счета, ни со счета ООО «Ниман-Принт» в конце 2009г. деньги на зарплату не перечислялись, что подтверждает показания подсудимого. О факте выдачи зарплаты таким образом знали только Главный бухгалтер Павлова Н.В. и бухгалтер Марченкова Г.В. При допросе в суде Павлова Н.В. старалась выгородить себя и сказала, что не помнит о таких платежах. Но свидетель обвинения Марченкова Г.В., при допросе в суде показала, что в ноябре 2009г. с казначейского счета типографии деньги на счет ООО «Канцпоставка» перевели с целью выплаты зарплаты работникам. Суд немотивированно отверг данные показания. При этом ни следствием, ни судом не установлено, что эти денежные средства похищены Шарифуллиным М.М. и он ими реально распорядился в своих корыстных интересах.
Таким образом, при наличии противоречивых доказательств, имеющих существенное значение для выводов суда, в приговоре не указано, по каким основаниям суд принял одни доказательства и отверг другие.
 
4. Отдельно можно выделить, что допрошенные в ходе следствия подозреваемые Павлова Н.В. и Зайцев Н.А. давали показания в своих интересах, а Павлова Н.В. откровенно лгала, спасая себя от уголовной ответственности. После снятия с них подозрений, никто из них не был допрошен следователем как свидетель с обязательным предупреждением об уголовной ответственности за дачу ложных показаний. В судебном заседании, будучи предупрежденными об уголовной ответственности, Павлова Н.В. преимущественно отвечала, что ничего точно не помнит и сменила вектор снятия с себя ответственности, переместив его уже на Зайцева Н.А. В судебном заседании Зайцев Н.А. показал, что с показаниями Павловой Н.В. на очной ставке с ним он не согласен в полном объеме, а не только в отношении себя, как пыталось представить следствие и адвокат Павловой Н.В. пыталась с ним договориться, чтобы переложить вину на Шарифуллина М.М. При этом суд в основу приговора включает показания Павловой Н.В. и Зайцева Н.А., данные ими без предупреждения об уголовной ответственности за ложные показания в ходе следствия, а их показания в суде во внимание не принимаются.
Тем самым, суд откровенно встал на сторону обвинения, которое при этом ухитрилось придать статус свидетеля лицам, которые не допрашивались  в качестве свидетелей.
 
5. Суд предвзято и несправедливо  постановил приговор, обосновав виновность Шарифуллина М.М. показаниями свидетелей, данными ими на предварительном следствии. При этом следователь, по видимому из самых лучших устремлений наказать Шарифуллина М.М. и снять подозрения с Павловой Н.В., составил текст обвинительного заключения, щедро подвергнув цензуре показания свидетелей. В результате показания свидетелей исказились в нужную для следствия сторону. Так, к примеру, из показаний свидетеля Левина А.С. (т.6, л.д.82-84), исчез в обвинительном заключении последний абзац относительно роли Павловой Н.В. в деятельности типографии. Несмотря на то, что суд огласил эти показания, в приговор они попали вновь усеченными на благо обвинения. И так по каждому из свидетелей, кто сказал хотя бы доброе слово в отношении подсудимого. Это наводит на мысль, что суд, при постановлении приговора, скопировал и целиком включил в приговор текст обвинительного заключения, проигнорировав показания свидетелей, данные ими в ходе судебных заседаний. Складывается впечатление, что в деле Шарифуллина М.М. суд был не нужен, вполне достаточно и безупречно поработало следствие.
Постановленный таким образом приговор нарушает презумпцию невиновности подсудимого, принципы состязательности сторон и справедливости. Такая профанация умаляет уважение перед судом, как органом, единолично осуществляющим правосудие.
 
            6. В приговоре, в части назначенного Шарифуллину М.М. наказания, недооценены установленные в ходе судебного разбирательства обстоятельства, смягчающие наказание подсудимого, а также переоценены степень общественной опасности содеянного и значительность наступивших последствий. Не учтено, что подсудимый был фактически поставлен в безвыходную ситуацию и думал прежде всего о работниках и увеличении объемов работы типографии. Также не учтена просьба его нынешнего работодателя – Высшей школы экономики в лице ректора Радаева В.В., просившего в ходе судебного заседания не лишать Шарифуллина М.М. свободы, заинтересованного в дальнейшей профессиональной деятельности подсудимого в ВШЭ. Также не учтены еще три поручительства от уважаемых в полиграфическом мире организаций, которые ручались за исправление Шарифуллина М.М. без его изоляции от общества.
Таким образом, приговор в отношении Шарифуллина М.М. считаю постановленным с неправильным применением уголовного закона, несправедливым, а назначенное ему наказание излишне суровым.
            На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 373,  382, 383, 387 УПК РФ
 
ПРОШУ:
 
1.      Приговор Никулинского районного суда г. Москвы от 28 мая 2012 г. в отношении Шарифуллина Марселя Марсовича изменить, переквалифицировав его действия с ч.3 ст.285 УК РФ на ч.1 ст. 285 УК РФ.
 
2.      По ч.4 ст.159 УК РФ признать невиновным в виду отсутствия в действиях подсудимого состава преступления, признав Шарифуллина М.М. виновным в совершении преступления, предусмотренного ч.1 ст.293 УК РФ.
 
3.      Назначить наказание Шарифуллину М.М. в пределах санкций указанных статей с учетом всех смягчающих обстоятельств.
 
4.      Гражданский иск МГУ отклонить, разъяснив потерпевшей стороне право на обращение в суд в порядке гражданского судопроизводства.
 
 
 
«07» июня 2012 г.                                                   Защитник_____________/В. Иванов
 

 Письмо после вердикта Мосгорсуда Из зала суда. Интервью адвоката. 
Автоматизированная Система Управления Полиграфическим Предприятием

· тюрьма · мемуары · новости · статьи · справочная информация · полиграфические книги · нормативы, законы · полезные ссылки · форумы · о сайте и мне ·



Copyright © 1999—2017 Марсель Шарифуллин