На главнуюСвязатьсяПОЛИГРАФИЧЕСКАЯ БИБЛИОТЕКА ШАРИФУЛЛИНА МАРСЕЛЯ. СПРАВОЧНАЯ ИНФОРМАЦИЯ, ТЕХНОЛОГИИ, СТАТЬИ.

Главная : Статьи :

Новейшая история оперативной полиграфии в России

Те, кому в студенческие годы довелось приобщиться к единственно верному учению, в последние месяцы воочию убедились в его всесильности. Закон отрицания отрицания: сначала мы отвергли старые способы хозяйствования и устроили рынок, а теперь рынок отверг нас. Правда, почему-то эта теория всегда побеждает задним числом - нет бы заранее объяснить всем, чем все обернется в августе:

Полиграфисты не остались в стороне от свалившихся на всех экономических передряг. Объем заказов на печатную продукцию значительно упал. Сегодняшнее состояние отрасли по экономической активности можно сопоставить с уровнем 3-4 летней давности. Оперативная полиграфия словно на машине времени откатилась на тот уровень, с которого когда-то (не так давно) начинала свое развитие. Начинается новый виток, и это хороший повод оглянуться назад, на короткую, но яркую историю оперативной полиграфии в России.

Наше деление на хронологические этапы весьма условно: конечно, тенденции в отрасли не были выражены столь однозначно. Мы всего лишь попытались вспомнить, куда в те годы чаще всего "дул ветер" в той среде, в которой мы работали.

Начнем с 1993 года, так как именно в это время началось массовое внедрение новой техники и технологий, которые стали постепенно вытеснять старые способы работы, использовавшиеся до этого несколько десятилетий.

1993-94: Приключения дилетантов

В то время газеты писали, что правительство взяло курс на всемерную поддержку малого предпринимательства. То ли благодаря этому, то ли несмотря на это, новые фирмы стали появляться, как грибы. Кто-то продал квартиру и вложил деньги в дело, кому-то удалось уговорить денежного партнера (банк или государственное предприятие) в выгодности того или иного бизнеса. Так или иначе, у российских предпринимателей появились первые свои заработанные или взятые в кредит деньги. Хотя основная часть вновь организованных фирм занималась торговлей, некоторые предприниматели оценили перспективность и прибыльность полиграфической деятельности. Действительно, каждой фирме были нужны визитки, бланки, конверты. Сроки изготовления и качество печатной продукции существовавших тогда полиграфических комбинатов оставляли желать лучшего. Все это давало предпосылки для организации частных предприятий, которые не были бы обременены перег руженными штатами, были бы более мобильны в видах предоставляемых услуг и могли идти навстречу пожеланиям клиентов.

Производственная база в то время состояла из фактически бесхозных 10-15-летних отечественных (ОП, ПОЛ) и чехословацких (Ромайор, Доминант) машин. Бесхозных потому, что их формальные хозяева - всевозможные НИИ, заводы, объединения - бросили свои типографии на произвол рыночной судьбы, а те и рады были, и занимались в основном халтурой "на договорной основе". Однако для новых задач эти машины, как оказалось, не совсем подходят. Кое-где на больших государственных предприятиях имелись немецкие Планеты и Гейдельберги, но они, как правило, даже не рассматривались как оборудование для оперативной печати малых тиражей. Вообще с малыми тиражами было туго, обычно заказчикам открытым текстом говорили, что предприятие готово напечатать тираж в 300 экземпляров только при условии оплаты минимально разрешенных 3000 листов. Основными причинами этих проблем были долгий цикл подготовки к печати, занимавший несколько дней, продол жительное время предварительной настройки печатной машины и большое количество бумаги, уходящей в макулатуру на приладках. Конечно, никому не было выгодно приниматься за печать тиражей, меньших, чем предполагаемые отходы бумаги. О разнообразии бумаг и красок говорить также не приходилось; если заказчику не нравился "офсет #1", его отправляли на самостоятельные поиски необходимой бумаги.

Некоторые предприниматели обратились к опыту западных типографий. Тем более, что к этому моменту оперативная полиграфия была уже достаточно зрелой в Америке и Европе. Оказалось, там для печати визиточно-бланочной продукции существуют простые офсетные машины-дупликаторы без бокового равнения листов. Эти машины могли печатать одной краской или двумя с одного офсетного цилиндра. Именно это оборудование, наряду с чешскими Ромайорами, легло в основу первоначального "дикого" рынка оперативной полиграфии. Наибольшую популярность в нашей стране получили американские машины ABDick и Multigraphics, японские Hamada, Toko, Ryobi. В авторской сноске приведены особенности этих простых печатных машин для оперативной полиграфии.

Формат бумаги - почти такой же, как у хорошо известных Ромайоров. Но все, кто впервые увидел такие машины (дупликаторы), удивлялись - почему она в два раза меньше? Ответ прост: лист подается узкой стороной. Важные следствия такого решения:

  • машина весит всего 400-500 килограммов, ее легко передвинуть или перевезти в другое место. Такая мобильность - совсем не лишняя для небольшого печатного салона.
  • все валики в 2 раза короче, чем у Ромайора (соответственно и остаток краски на них меньше).

На дупликакторах, в отличие от более тяжелых машин, применяется автоматическая установка натиска в печатной секции.. Можно приладиться на офсетной бумаге и затем без перестройки машины продолжить печать тиража на бумаге плотностью до 300 г, причем он будет отпечатан с нормальным натиском без разрушения офсетного полотна. Устройство этого механизма простое (а значит, надежное): формный и печатный цилиндры закреплены относительно офсетного не жестко, а прижимаются подпружиненными рычагами. Это проявляется даже внешне: на холостом ходу верхняя секция машины - красочный аппарат и формный цилиндр - "кивает" на каждом обороте. Кроме облегчения настройки, этот механизм еще и защищает машину. На машинах с жестким креплением цилиндров даже простое попадание под натиск смятого листа приводит к фатальному повреждению офсетного полотна, а дупликаторы безболезненно переносят проход даже пачки из 10-20 листов. При хроническом аврале, характ ерном для хорошо загруженных печатных салонов, такие случаи - не редкость. (Были даже случаи, когда в печатную секцию проходила стапельная доска из оргалита - и ничего.)

Оперативность при коротких тиражах сильно зависит от времени смены краски. На дупликаторах эта операция занимает 1-2 минуты. Валики увлажняющего аппарата не имеют матерчатых чехлов, чаще всего применяются спиртовая независимая или интегрированная система увлажнения. Смываются такие валики совместно со смывкой красочного аппарата. Смена форм производится вручную, но также занимает немного времени. Чаще всего используются формы на бумажной или полимерной основе, их зажимают только по переднему краю, а "хвост" удерживается на формном цилиндре только за счет прилипания к влажной поверхности. Такое крепление занимает считанные секунды.

Особого обсуждения заслуживает система подачи листов. На простых дупликаторах отсутствует автомат бокового равнения: лист после подающих присосов попадает сразу в клапан печатного цилиндра. Ограничение возможностей при такой подаче очевидно: достичь хорошего совмещения оттисков на нескольких прогонах можно только при очень хорошей подрезке бумаги и ровной укладке стопы. Поэтому нецелесообразно пытаться делать на этих машинах полноцветную продукцию, требующую точности совмещения не хуже 0,1 мм. Но зато машина легко настраивается на любой формат, и можно печатать даже на отдельных визитках 5х9 см (хотя это и редко требуется). На этих машинах можно печатать на конвертах, готовых папках, сфальцованных листах.

Конструкция машины рассчитана на работу в жестких условиях эксплуатации, "на износ". В ней сравнительно мало механических регулировок. Например, все валики раскатной группы красочного аппарата лежат друг на друге под собственным весом. Поэтому небольшие изменения диаметров валиков, неизбежные при длительной эксплуатации, практически не сказываются на качестве раската. Многие параметры задаются пружинами (в частности, давление между увлажняющими валиками, натяжение цепей выводного устройства и подъема стола); благодаря этому также достигается "саморегулирование" машины. Важная особенность конструкции современных дупликаторов - обилие электроники. На нее возложены в первую очередь функции безопасности: защита как печатника, так и самой машины от возможных повреждений. Стоит листу не попасть вовремя в зону одного из датчиков или задержаться там на мгновение дольше - и машина останавливается. Поэтому очень редки случаи, когда лист попадает в валики красочного аппарата. (Печатники знают, что такой казус парализ ует работу минимум на полчаса - приходится разбирать раскатную группу и снимать обрывки вручную, а затем полностью смывать краску).

О том, как мы запускали первые машины, у нас остались неизгладимые впечатления. Многое нашим полиграфистам было в диковинку: машины без чехлов в увлажнении, серебросодержащие формы, неизвестная химия. Постоянно приходилось сталкиваться с заблуждениями и завышенными ожиданиями покупателей; были и разочарования (нельзя печатать полноцвет), и первые коммерческие успехи, а у некоторых и сверхприбыли.

Поначалу оперативная и профессиональная полиграфия были параллельными непересекающимися мирами. Печатные салоны открывали в основном дилетанты. Продавали оборудование и обслуживали его тоже, как правило, не профессионалы. Больше всего было, конечно, компьютерщиков и самых разных инженеров из оборонки. Среди тех, кого авторам (тоже, кстати, выпускникам МВТУ и РТФ МЭИ) довелось в то время обучать ремеслу печатника, были чабан, учитель, прапорщик, гинеколог, бухгалтер, отставной полковник, судовой кок, директор школы:

Обь Куда только ни забросит судьба инженера-наладчика... Это река Обь из окна АН-24.

Собственно, это естественно - разве могли заинтересовать профессионалов эти несерьезные машины без бокового равнения, с какой-то странной продольной подачей листа, без накатных увлажняющих валиков, и весом всего 400-500 кг? С другой стороны, когда полиграфисты сталкивались со специфическими проблемами оперативной печати, оказывалось, что богатый опыт, дипломы и даже научные звания не сильно помогают. Например, привозят оттиски крупным специалистам по печатным машинам для консультации:
- Вот посмотрите, как-то странно здесь приводочные кресты разошлись. В чем может быть дело?
- А у вас что, клапан по узкой стороне? Да, действительно, странное что-то с крестами. Никогда такого не встречали. Когда разберетесь, расскажите!
А в другом месте на этот же вопрос получили другой ответ:
- Так это у вас бумагу раздавливает! Так всегда бывает. Ничего с этим не поделаешь.
(Впоследствии постепенно выяснилось, что причин может быть несколько, и в некоторых случаях проблему можно решить).
Или обращается мини-типография к солидному производителю расходных материалов:
- У нас фирменное увлажнение кончилось, что вы можете предложить на замену?
- А какие формы используете?
- Бумажные, "сильвермастер", черные такие:
- Не знаем таких: А какой состав фирменного увлажнения? Дайте нам точный состав, может, тогда что-нибудь сможем:

Кстати, с этими серебросодержащими формами продавцы оборудования тоже хлебнули горя. В документации к формным аппаратам черным по белому написано - 133 линии на дюйм. Значит, можно полноцветную печать делать! А на деле даже черно-белые фото получаются хуже, чем в газете. Покупатели, естественно, с претензиями идут к продавцу - аппарат не обеспечивает заявленных характеристик. Некондицию подсунули? Да нет, просто в документации, как для любого фоторепродукционного устройства, указана не предельная линиатура растра, а разрешающая способность, то есть плотность черных и белых линий одинаковой ширины, при которой они еще не сливаются. Но как это объяснить, когда и сам-то еще плохо знаешь, что такое линиатура растра и как она соотносится с разрешающей способностью монитора или принтера?

Но новоявленным печатникам деваться было некуда - работать надо, и пришлось самим искать и находить ответы на свои вопросы и решения многих проблем. И, что характерно, решения находились довольно быстро. Дело в том, что это новое оборудование отличалось не выдающимися техническими характеристиками, а новой технологией, основанной на другой идеологии - идеологии получения прибыли. Для многих это до сих пор непонятно - раз машина стоит в три раза дороже Ромайора, она и печатать должна в три раза лучше; но на Ромайоре можно напечатать полноцвет, а на этих тарахтелках даже два цвета невозможно совместить.

А ведь эти машины действительно в три раза лучше - только для своих задач. Когда они устанавливались в действующих типографиях, они приносили с собой технологическую революцию. Можно оставить в стороне те случаи, когда одна машина размером 1.5х1.5 метра заменяла целый цех по выпуску районной малотиражки с двумя линотипами и тремя прессами высокой печати. Ведь в то время даже для офсетной печати формы готовились чаще всего на "Эрах", а в каждом НИИЗаборостроения был при своей типографии целый участок по нанесению фоточувствительной эмульсии на фольгу. Вместе с новым оборудованием типографии получили возможность попробовать новые материалы и технологии: вместо громоздкого, ядовитого, нестабильного ручного полива - готовые предварительно очувствленные пластины; вместо капризных электрографических аппаратов - процессоры для серебросодержащих форм или (еще лучше) бумажные и пластиковые формы, которые изготавливаются прямо на лазерном принтере. И преимущество этих технологий было не столько в бол ее высоком качестве, сколько в простоте и доступности для дилетантов. Конечно, работа печатника осталась искусством - все-таки это Офсетная Печать, а не ксерокс, но все равно - за один день можно было научить человека обслуживать машину, делать формы и печатать, например, визитки. Пришел конец гегемонии старых мастеров-печатников, которые только им известными приемами подобно шаманам управляли ветхим оборудованием (На красочные валики подуть, на увлажняющие побрызгать из бутылки; во время печати правой рукой держим два рычага, чтобы не отвалились, левой крутим красочный дуктор, ногой поправляем стапель. Остальные рычаги за недостатком рук подвязываем резинками.)

Новые печатные салоны, с одной стороны, были обязаны своим успехом простоте технологии, и, с другой, возникшим спросом именно на оперативную полиграфию. Например, та типография в далеком ауле, в которой мы за один день установили оборудование, за другой - переучили чабана и водителя на печатников, на следующее утро уже заработала свои первые деньги, напечатав для местного завода дефицитные в то время бланки платежных поручений. (Благо, оборудование позволило изготовить офсетные формы прямым копированием с последнего, чудом сохранившегося бланка).

1995-96: Цвет

К этому времени стихийно возникший рынок услуг оперативной полиграфии стал организовываться. Начали создаваться рекламные агентства, специализирующиеся на поисках клиентов, дизайне и организации рекламных кампаний. Обычно их собственный производственный цикл заканчивался подготовкой и версткой оригиналов или в лучшем случае выводом цветоделенных пленок. Они, как правило, сотрудничали с несколькими типографиями, размещая в них работы в зависимости от сложности и наличия подходящего оборудования. Параллельно в крупных городах стали открываться печатные салоны, работающие по примеру западных аналогов и производящие весь цикл работ, начиная от верстки и заканчивая финишной обработкой продукции. Они оснащались современными печатными машинами; Ромайоры и Доминанты стали сдавать позиции не только в малотиражном производстве, но и в полноцветной печати, и вытесняться в сферу дешевой бланочно-формулярной и книжной п родукции.

Стал складываться страховой и туристический бизнес, расти товарооборот у торговых компаний, что привело к большому спросу на рекламные буклеты и брошюры. Характерными особенностями спроса были требования высокого качества полноцветной печати одновременно с малыми тиражами и высокой оперативностью. Причем заказчики были готовы дорого платить за оперативность. Благодаря этому новые предприятия стали интересоваться не только дешевыми дупликаторами, но и более сложной техникой, предназначенной для производства качественной цветной продукции. Предприятия оперативной полиграфии почувствовали необходимость замкнутого цикла производства; типичными стали комплексные закупки - от фотонаборных автоматов до отделочного оборудования. Поначалу было много ошибок - как из-за некомпетентности поставщиков, так и из-за желания покупателей сэкономить, самостоятельно прикупив в одной фирме ФНА, в другой - печатную машину, в третье й - брошюровку.

Именно в это время оперативная полноцветная печать и сам дилетантский термин "полноцвет" завоевывают право на жизнь. До сих помнятся споры с профессионалами-полиграфистами, на которых это слово действовало как красная тряпка на быка. Но практика все расставила по местам, и научно грамотные "цветное репродуцирование" или "четырехкрасочная триадная печать" остались в рефератах диссертаций, а "полноцвет" из рекламных объявлений перекочевал на страницы полиграфических журналов.

Именно тогда началась ломка стереотипов. Оказалось, что цветную продукцию хорошего качества можно печатать не только на многосекционных крупноформатных Гейдельбергах и Планетах, но и на значительно более доступных одно- двухсекционных Ryobi, Hamada, Sakurai и т.п. Причем в этом понимании мы уже не слишком отставали от запада. Именно в то время один из самых консервативных производителей - фирма Гейдельберг начала активную пропаганду и производство малоформатных машин (QM-46, SM-52). Другие же производители (KBA, Roland, Mitsubishi, Komori, Shinohara и др.), не успевшие отреагировать на тенденцию перехода к малоформатной печати, начали терять свои лидирующие позиции. В нашей стране в это время наибольшей популярностью стали пользоваться недорогие японские машины Hamada (34 серия), Toko (серия R), Ryobi (серия 3300) и их клоны AM, ITEK, предназначенные для печати цветной продукции бизнес-класса. Нам известны дес ятки крупных московских и региональных типографий, которые начинали свой рост име нно с этого оборудования. Его особенности даны в следующей авторской сноске.

Казахстан, январь 1999. Ryobi 3302М с увлажнением KOMPAC и инфракрасной сушкой.

Недорогие печатные машины формата 33х45 см с портретной подачей бумаги обеспечивают точность приводки между отдельными прогонами в пределах 0.1-0.2 мм, что оказывается достаточным для печати цветной продукции бизнес-класса. Эти машины более массивны по сравнению с дупликаторами (масса однокрасочных моделей составляет 600-800 кг, двухкрасочных 1000-1400 кг), имеют более жесткие литые станины, механизмы выравнивания листа бумаги и более развитые красочные и увлажняющие аппараты. Вместе с тем эти машины так же просты и удобны в управлении и приспособлены для максимальной оперативности выполнения рабочих операций. Двухкрасочные машины выполнены по оптимальной планетарной схеме, за счет чего достигается компактность машины и улучшается совмещение между секциями (в процессе печати отсутствует перехват бумаги).

Для регулировки совмещения красочных оттисков имеются микрометрические приводочные механизмы с ручками-индикаторами, выведенные на лицевую панель, осуществляющие продольную в диапазоне 40 мм и боковую приводку +/- 2 мм с шагом в сотые доли миллиметра. Эти операции (а на некоторых однокрасочных машинах и угловую приводку можно выполнять в процессе печатания без остановки машины.

Формная пластина позиционируется при помощи штифтов, что при наличии сквозной штифтовой приводки на формном участке позволяет минимизировать время подготовки к печати тиража. С ее помощью кропотливая процедура совмещения цветоделенных изображений в основном выполняется на монтажном столе с помощью лупы или микроскопа. Печатник же затрачивает всего несколько минут, чтобы выйти на тиражное качество. При оперативной печати несложных тиражей на этих печатных машинах можно использовать не только металлические, но, как и на дупликаторах, бумажные или пластиковые формы.

Листы, идущие узкой стороной вперед, выравниваются с помощью простого механизма равнения - обычно толкающего типа - который обеспечивает необходимое качество печати. Машины чаще всего эксплуатируются на полноцветных работах на скоростях 5000-7000 л./час, и 9-10 тыс. л./час при печати в один прогон. Как и на дупликаторах, подготовка к печати нового тиража (настройка под нужный формат и толщину бумаги, приладка и выход на нужный цвет), смена форм и очистка машины от краски занимает минимум времени.

Красочный аппарат с 15-17 валиками, включая три накатных и три раскатных, обеспечивает достаточно равномерный раскат и нанесение краски на форму. Система увлажнения, как правило, независимая - либо традиционная типа Molleton, либо с пленочным увлажнением (Crestline или Kompac).

Машины имеют эргономичный пульт управления с цифровым дисплеем, с которого можно управлять подачей воды и краски, включить компрессор и привод, задать нужную скорость и тираж. Общее управление печатью выполняется либо с помощью клавиш, либо с помощью одного рычага с несколькими положениями (для отключения контакта между валиками, подачи увлажнения, краски на форму и начала печати). Несмотря на сложность и серьезность выполняемых работ, эти машины легки в управлении, все механизмы интуитивно понятны. Вводное обучение нового персонала занимает не более трех дней, а уже через один-два месяца от печатника можно требовать всего, на что способна эта машина.

Секция второй краски (для однокрасочной машины), встроенная перфорационно-нумерационная приставка, инфракрасная сушка, устройство для вставки закладок, нумератор и другие дополнительные акссессуары могут расширить и без того богатые возможности этих машин.

Политические выборы с большим спросом на рекламную полиграфическую продукцию также помогли становлению оперативной полиграфии. Выборы глав местных администраций в 1996 году уже не обходились без "заборной агитации" в виде полноцветных листовок А3 от каждой партии. Наилучшим образом для решения этих задач опять же подходили небольшие 1- или 2-секционные машины формата А3 с продольной подачей листа. Из-за сочетания невысокой стоимости самих машин с неплохими техническими характеристиками они позволяли получать продукцию с минимальной себестоимостью. На этих машинах была рентабельна печать и 1000, и даже 500 экземпляров, и именно они явились проводником цветной продукции в массы. Этому способствовало также и их "всеядность" - возможность печати на обрезках бумаги шириной 10 см, на самокопирующихся или самоклеящихся листах, цветная надпечатка конвертов, папок и т.п.

Конечно, часто внедрение цветной печати малыми тиражами часто сопровождалось большими проблемами. Иногда стоило большого труда объяснить владельцам типографий необходимость хорошего формного оборудования. Многие только путем собственных проб убеждались в необходимости замены принтера фотонаборным аппаратом, в экономической целесообразности использования более дорогих импортных расходных материалов. (В одной типографии, сейчас выросшей в крупнейший в регионе издательский дом, формы для первых полноцветных тиражей изготавливались на такой вот нехитрой "копировальной раме": толстый лист поролона, на нем стекло, прижимаемое двумя чушками, а сверху в качестве источника света обычный софит.) Проблемы были как у дилетантов (из-за незнания базовых принципов, особенностей поведения краски и бумаги), так и у профессиональных печатников (попытки перенести дедовские приемы работы на новые машины). Сказалась и склонность на шего народа к смелым экспериментам: многие додумались до нанесения концентрированного водо-дисперсионного лака не через увлажняющий, а через красочный аппарат. Или, например, печать на невпитывающем материале (пленке или фольге) на не приспособленной для этого печатной машине оказалась возможной, если обдувать приемный стапель противоотмарочным порошком из самодельного пульверизатора, сделанного из клизмы и сигаретной пачки. Иногда такие эксперименты оканчивались плачевно. Так в одной фирме для экономии времени термографический порошок засыпали прямо в распылитель противоотмарочного порошка, а для нагрева включали на максимум инфракрасную сушку. Но радость рационализаторов продолжалась недолго - до тех пор, пока застывшая масса не забила каналы распылителя, что привело к дорогостоящему ремонту.

Тем не менее именно в эти годы новые технологии победили окончательно, и практически в каждом крупном городе уже не был проблемой заказ цветных листовок тиражом от 200 листов за разумные деньги и получение продукции через 2-3 дня.

Серный источник Марсель Шарифуллин и Саша Александров на Камчатке расслабляются в горячих источниках после трудов праведных.

1997-98. Гонка качества

Раньше у производителей всевозможных жидкостей для внутреннего употребления не было вопроса, где печатать этикетку - конечно, за границей. Можно в Финляндии, можно в Эмиратах: Но с некоторых пор наши типографии стали получать заказы на этикетки не только от "виноделов"-надомников, но и от солидных заводов. Притоку заказов в "свои", местные типографии способствовала специфика российского спроса на этикетку - малые партии, малые сроки. Ведь этикетка несет определенную строго нормированную информацию - ТУ, емкость, состав продукта, название изготовителя: В нашей стране нормативы могут меняться два раза в месяц, поэтому заказывать миллионную партию этикеток впрок, как в советские времена, очень рискованно. (Был случай, когда на готовых, нарезанных этикетках впечатывали крепость напитка вместо 18 градусов - 19: пока они лежали, вино дозрело:) А иногда наши производители для увеличения сбыта одну и ту же жидкость разливают в емкости с разными этикетками. Поэтому вместо одного 200 000-го тираж а нередко выгоднее напечатать 10 разных тиражей по 20 000 экземпляров.

Очень много головной боли доставила печатникам любовь наших заказчиков к этикетке на металлизированной бумаге. (До боли знакомое дизайнерское решение - на серебряной бумаге золотой нимб, а в нем полноцветное фото директора пивзавода.) Однако, с кровью и потом, с нехорошими словами, научились делать и это:

К этому времени почти во всех городах уже были предприятия, предоставляющие услуги оперативной печати. Причем не только частные - некоторые государственные типографии обновили оборудование и научились производить такую продукцию. Этот период можно охарактеризовать началом гонки качества. Причем конкурентная борьба в этом направлении велась не только между отечественными предприятиями, но и - не без успеха - с западной, в первую очередь финской, полиграфией. Борьба за богатых клиентов вынуждала не только снижать цены и уменьшать срок изготовления заказов, но и диктовала введение необходимого контроля качества. Началась нормальная конкуренция поставщиков оборудования и материалов. Те типографии, которые успешно преодолели период становления, набрались ценного опыта и стали грамотно выбирать оборудование. Покупка четырех- и пяти-красочных машин стала массовым явлением - до этого доросли и производственники (по уро вню мастерства и о бъемам заказов), и инвесторы - по капиталам. Наиболее популярная конфигурация - 4 секции + лак. При выборе машин особое внимание уделялось функциям автоматики и дополнительным устройствам (порошковые распылители, нейтрализаторы статического электричества, сушки). Неожиданностью даже для поставщиков оборудования стал повышенный спрос на более дорогостоящие машины для качественной печати с альбомной подачей листа формата 520х370 см. Именно это оборудование - Heidelberg SM-52, Ryobi серии 520, Sakurai, Hashimoto и другие, установленные во многие российские типографии, разрушили миф о непревзойденном качестве зарубежной полиграфии. Краткую информацию об этих печатных машинах вы можете увидеть в нашей следующей авторской справке.

Ryobi 522

Малоформатные машины для качественной печати выпускаются не только в одно- или двухкрасочном исполнении, они могут иметь до шести печатных секций (Ryobi 524-526НХ; Heidelberg SM52-4, Hashimoto). По своей конструкции и автоматизации они ничем не уступают своим более габаритным собратьям, а по качеству печати и удобству обслуживания нередко превосходят их возможности. Машины имеют такие же мощные (до 50 мм) цельнолитые станины с высокоточными подшипниками в опорах цилиндров, широкие косозубые зубчатые передачи, обеспечивающие плавное вращение без вибрации. Многие детали проходят индукционную закалку и строгую проверку по всем осям на микроуровне с целью обеспечения сверхвысокой точности и долговечности. Кулачки, рамы и цилиндры спроектированы и изготовлены с применением систем автоматизированного проектирования и подготовки производства (САПР/САПП). Система широких опорных колец между формным и и офсетными цилиндрами способствует плавному вращению цил индров и поддерживает их равномерное давление друг на друга, что обеспечивает воспроизведение ровных плашек и резких растровых точек, со стабильными параметрами растискивания.

Современная каскадная система подачи листов с ротационной пневматической головкой за счет сокращения деталей с возвратно-поступательным движением имеет минимальную вероятность возникновения люфтов и разрегулировок. Машины имеют полуавтоматические системы настройки на формат бумаги (толщиной от 0.04 до 0.5 мм). Для точного совмещения изображений применяются самые современные технические решения: вакуумный стол равнения, поддув в области передних упоров, качающиеся форгрейферы, которые, захватывая лист с нулевой скоростью, плавно разгоняют его и без усилий передают на печатные цилиндры. Более развитая электроника контролирует не только наличие двойных листов и неподач, но и положение каждого листа на передних упорах для выявления ранней и поздней подачи, перекоса листов и т.п.

Машины содержат по 17-19 эффективно расположенных красочных валиков (с 4 накатными различных диаметров), что позволяет получать высококачественные плашки при максимальной площади запечатки. Все функции управления, а также регулирование зональной подачи краски осуществляются с центрального пульта управления, либо с выносного стенда. Схожие по конструкции увлажняющие аппараты непрерывного действия (например, Alcolor, Ryobimatic) обеспечивают стабильную подачу минимально-достаточного количества раствора. Специальный датчик контролирует уровень увлажняющего раствора в корыте, предотвращая сухое трение валов. Штатно машины оснащаются устройствами циркуляции и охлаждения увлажняющего раствора с автоматическим поддержанием концентрации спирта.

Машины могут комплектоваться системами полуавтоматической смены печатных форм, автоматической смывкой красочных аппаратов, офсетных и печатных цилиндров. Централизованная система смазки автоматически подводит масло ко всем трущимся поверхностям при каждом включении машины и регулярно во время работы через равные промежутки времени. Все эти системы не только увеличивают оперативность печати тиражей, но и способствуют получению продукции высочайшего качества.

Четырех-, пяти-красочные машины имеют модификации с отдельной лакировальной секцией с возможностью нанесения дисперсионного и/или УФ лака. Приемно-выводные устройства включают следующие подсистемы: вакуумные барабаны для торможения листов, устройство противодействующие скручиванию листов, распылители противоотмарочного порошка, устройство нейтрализации статического заряда, системы наддува воздуха с регулировкой по зонам для равномерной укладки продукции. Машины дополнительно могут комплектоваться встроенной перфорационно-нумерационной установкой, ИК или УФ сушкой с системой обдува листов горячим и холодным воздухом.

Эти машины в нашей стране и за рубежом составили серьезную конкуренцию более дорогостоящему крупноформатному оборудованию. Ведь на самом деле заказы, требующие большого формата листа (плакаты, 8-страничные цветные тетради для книг или брошюр, упаковка и т.п.), составляют не такую уж большую долю. А экономия на стоимости оборудования (причем не только печатного, но также допечатного и отделочного), на площадях занимаемых, этими машинами, а также увеличение рентабельности небольших тиражей вынуждали производственников отдавать предпочтение малоформатным машинам при покупке оборудования. Ведь за счет малого формата можно несколько "растянуть" маленький тираж и тем самым более эффективно использовать фотоформы и печатные пластины, уменьшить относительные потери времени на подготовительные операции и сократить отходы бумаги. Про оперативность можно и не говорить, понятно, что настроить маленькую машину всегда мо жно быстрее. Кроме этого, как показала практика, на этих машинах и качество продукции также получается выше. Это было вызвано как меньшим абсолютным короблением бумаги при прохождении ее через машину, так и использованием самых современных конструктивных решений в оборудовании, созданном всего несколько лет назад (серия 520НХ Ryobi начала выпускаться в 1997 году, SM-52 в 1995 году и т.п.). Меньшую производительность из-за небольшого формата эти машины компенсируют высокой скоростью работы (13-15000 л./час) и минимальными затратами на вспомогательные операции.

Как не надо поднимать машину Такелажные работы вообще заслуживают отдельной песни. Есть, конечно, правильные схемы снятия с поддона и перемещения машины, и все хотят, как лучше. Но на деле получается как всегда: то домкратов не окажется, то погрузчик сломается, то машина в форточку не пролезает... Чуть ли не каждый такелаж добавляет седых волос. Еще на эту тему можно посмотреть картинки на сайте Ширенова.

На первых порах покупатели печатных машин, выбирая между модификациями с чехловым увлажнением (Моллетон) и спиртовым, соблазнялись более низкой ценой варианта с Моллетоном (ведь машина-то та же самая:) Однако в условиях, когда требуются одновременно качество и оперативность, стало очевидно, насколько чехловые системы увлажнения уступают спиртовым. То есть они уступают настолько, что некоторые печатники, из-за превратностей судьбы перешедшие после спиртовых систем на традиционные чехловые, считали машину просто неисправной. Это действительно была серьезная проблема для нашей сервисной службы, когда заказчик утверждал, что машина не держит водо-красочный баланс и не слушается регулировок. Ведь наладчик может доказать обратное только путем печати достаточно большого тиража с непрерывными замерами плотности краски. При этом он должен уметь печатать и знать машину не хуже, чем тот профессиональный печатник, который у заказчика проработал на этой машине не один месяц. Проведя несколько раз тщател ьные эксперименты с печатью пробных тиражей на разных машинах, мы пришли к выводу, что машины с увлажнением типа Моллетон действительно мало пригодны для современной оперативной печати. Известно, как на такой машине печатник добивается водо-красочного баланса во время приладки - методом итераций. Измерил плотность краски - изменил подачу краски или воды - пропустил достаточное количество макулатурных листов, чтобы установилось новое равновесие - снова измерил - снова отрегулировал подачу - и т.д. Проблема в том, что для выхода на стационарный режим, особенно после изменения подачи воды, требуется пропустить не десятки, а зачастую сотни листов. На этот процесс накладывается начальное состояние чехлов ( новые или старые, мокрые после стирки или высохшие за ночь:). С другой стороны, на спиртовых машинах, где результат регулировок заметен уже после 5-10 листов, печатник зачастую на приладк е делает только грубую настройку краски, а окончательно выставляет плотность прямо на тираже: если и будет брак, его будет очень мало. Понятно, что, перейдя на машину с чехлами, он пытается работать с той же прытью. А машина за ним не может успеть и идет вразнос.

При нынешних ценах на бумагу и типовых тиражах меньше 1000 листов трудно ожидать, что кто-нибудь даст на приладку пару часов и несколько сотен листов. Поэтому увлажнению Моллетон остается место только в газетной ротации и прочей крупнотиражной печати.

После кризиса

Сейчас уже можно сказать, что оперативная полиграфия в целом выстояла в пору кризиса. Некоторые типографии сменили хозяев, другие сократили штаты, переехали в другие помещения. Но оборудование и специалисты остались и продолжают работать.

В сентябре, конечно, повсеместно производство остановилось. Жизнь теплилась только там, где остались большие запасы "докризисной" бумаги и расходных материалов. Остальные с завистью смотрели на этих счастливчиков и думали - "как вы запоете, когда запасы кончатся и придется платить по новым ценам?". Но, как выяснилось, выстоять можно - благодаря нашим бесценным заказчикам, которые пережили даже трехкратное повышение цен на печать.

Той ломовой лошадью, которая вытаскивает из кризиса нашу полиграфию, становится вино-водочная промышленность. Можно заморозить вклады в банках, закрыть половину газет, но если бутылки будут без этикеток - народ может не понять. Поэтому печать этикеток не только не упала, но, похоже, переживает пору расцвета. Этому способствует и то, что ряд заказов на этикетку перекочевал из Финляндии обратно в Россию: слишком велика разница цен в рублях.

К Новому году несколько поправились и те типографии, которые специализировались на рекламной и представительской продукции. Если сначала они перебивались с хлеба на воду, считая за счастье получить один-два мелких заказа в неделю, то к концу года и в Москве, и в других регионах большинство типографий уже имело стабильную односменную загрузку, а некоторые работали и в две-три смены.

Что нас ждет в 1999 году, неизвестно. Правила игры могут измениться в любой момент, поэтому, видимо, будет мало желающих инвестировать крупные суммы в оборудование. С другой стороны, бизнес не умер, так как сохранится потребность в рекламной и бизнес-продукции, в этикетке и упаковке. Души полиграфистов греют также предстоящие в этом и следующем годах думские и президентские выборы, которые не дадут застыть отрасли. Весьма вероятно, что сложится вторичный рынок оборудования: все-таки за последние годы в страну было ввезено заметное количество техники, а сложная экономическая ситуация способствует смене хозяев.

Во всяком случае, этот новый виток мы начинаем не с нуля: теперь у нас есть кадры и техника, а накопленный специалистами опыт должен помочь им воспользоваться в новой ситуации теми преимуществами, которые присущи оборудованию и технологиям оперативной полиграфии.

Закат над сопками

Шарифуллин Марсель, Ширенов Дмитрий
декабрь, 1998 г.

Pablish #2 за 1999 г


 Уход за валиками печатной машины Automatic Aqua Control 
Автоматизированная Система Управления Полиграфическим Предприятием

· тюрьма · мемуары · новости · статьи · справочная информация · полиграфические книги · нормативы, законы · полезные ссылки · форумы · о сайте и мне ·



Copyright © 1999—2017 Марсель Шарифуллин